[ Requiem ]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [ Requiem ] » Творчество » [ εξομολόγηση ]


[ εξομολόγηση ]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Господь - Пастырь мой;
я ни в чем не буду нуждаться.
(Пс.22:1-3)

Бог есть любовь. Так вкуси же хостию,
терпким вином как на эвхаристии.
Белую длань простирай попусту,
лбы осеняй и крести... извергов.

Грешен мой слог - проклинай и связывай
пленом из псалмов и верноподданных.
Если мой дух не падет, раненный,
значит к столу я неверно поданый?

Клещи в свинцовой своей агонии
пусть твоя длань, перстнями унизана,
в грудь мне вбивает - стою, не дрогнувший...
Грешником буду к престолу призванный.

Только за то, что душою маялся
и отрицал все пути к причастию.
Тело свое проклинал и плавился,
втайне мечтая духовной ярости

Тонко пригубить и вновь - бесстыдно как! -
словно рассвет и не приближается,
На не остывших от ночи с тобой шелках
В тело впустить и застыть. Покаяться.

Отредактировано Рене Элоис Бреннан (12-09-2009 16:25:06)

+3

2

Я, увы, не такой поэт. Но ОНИ - прекрасны в своем лексическом восхождении на пьедестал почета.
Осторожно - ненормативная лексика.

Запорожцы пишут письмо
турецкому султану
Выписка из истории Д.ЭВАРИЦКОГО (после Революции - Яворицкий), стр.69, хранящейся в Государственной Публичной Библиотеке, в Ленинграде. В ней помещен подлинный текст предложения Турецкого Султана Магомета IV-го, царствовавшего в конце 17-го столетия, запорожцам и атаману Сирко, а также ответ запорожцев, послуживший мотивом к особенным жестокостям.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ МАГОМЕТА IV-го.

«Я, султан, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога, владелец царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, необыкновенный рыцарь, никем непобедимый воин, неотступный хранитель гроба Господня, попечитель самого Бога, надежда и утешение мусульман, смущение и великий защитник христиан – повелеваю Вам, запорожским казакам, сдаться мне добровольно безо всякого сопротивления и меня Вашим нападками не заставлять беспокоиться».
Султан турецкий Мухаммед IV.

ОТВIT ЗАПОРОЖЦIВ МАГОМЕТУ IV

«Запорожские казаки турецкому султану! Ти, султан, чорт турецкий, i проклятого чорта брат i товарищ, самого Люцеперя секретарь. Якiй ты в черта лыцарь, коли голою сракою ежака не вбъешь. Чорт высирае, а твое вiйско пожирае. Не будешь ты, сукiн ты сыну, сынiв христiянських пiд собой маты, твойого вiйска мы не боiмось, землею i водою будем биться з тобою, распро’йоб твою мать. Вавилоньский ты кухарь, Макидоньский колесник, Iерусалимський бравирник, Александрiйський козолуп, Великого и Малого Египта свинарь, Армянська злодиюка, Татарський сагайдак, Каменецкий кат, у всего свiту i пiдсвiту блазень, самого гаспида внук и нашего х@я крюк.

Свиняча ты морда, кобыляча срака, рiзницька собака, нехрещений лоб, мать твою в’йоб. От так тобi запорожцi виcказали, плюгавче. Не будешь ти i свиней христiанских пасти. Тепер кончаемо, бо числа не знаемо i календаря не маемо, мiсяц у небi, год у книзя, а день такий у нас, якиi i у Вас, за це поцелуй в сраку нас!

Пiдписали: Кошевой атаман Иван Сирко Зо всiм кошем Запорожськiм»

0

3

"98,5 = 0"
для: (анонимус)
трек: Kasabian "Club Foot"
ориджинал в рамках флешмоба. все права так сказать защищены вот этм вот значком ->(c).

Меня зовут Дезертир, и я не слушаю блюз. Не курю ментоловые сигареты, люблю грейпфруты с вином, матерюсь и танцую в клубах в наушниках со своей музыкой.

Мне двадцать лет, и я убиваю.

Щенка рядом со мной зовут Микки, прямо как того мультяшного мыша с ушами, и он настоящий волчонок. Иногда неделями не проходят синяки, если он умудряется врезать мне в челюсть в очередном спарринге.

Я не люблю, когда меня называют по имени, и учавствую в уличных боях.

За голенищем сапога и в заднем кармане - ножи, один для меня, другой для экстренных случаев. В кармане не осталось ни гроша, поэтому до конца недели мы едим пиво, оставшееся в холодильнике, и сигареты с чипсами. До матча осталось девяносто восемь с половиной часов.

Сегодня вторник, и часы показывают 21:30.

Микки мечтает о деньгах, но мы все так же продолжаем зарабатывать на матчах, а после них ходим в нашу любимую забегаловку, плюя на то, что не спали двое суток. Мы живем в мансарде, засраной что тот бомжатник. Шмотки, изрисованные листы бумаги, карандаши, ручки, пустые банки из-под пива, диски - убитые и не очень. Единственное чистое место в огромной комнате со скошенными потолками это кровать и рабочее место мыша.

Пацан орет "линяем", и я стою с кулаками наизготовку.

Мы живем вместе уже полгода, как закончились деньги у него и у меня. За все это время я так и не поинтересовался его именем, а вот этот урод спиздил мой паспорт и узнал, что моя фамилия Араи. Тогда я набил ему морду, а он присмотрел одну из моих любимых подсечек и ответил тем же самым. Синяки сходили больше месяца. У обоих.

В ребрах торчит "перо", и я захлебываюсь кровью.

В сентябре он отвел меня в закусочную, и мы провели несколько охрененных часов, хотя трещал в основном он, можно сказать, не давая мне вставить слово. Если опустить то, что я вообще немногословен. А потом был клуб, были коктейли покрепче или повкуснее. Наушники и извивающиеся потные тела. Тогда я забыл, что час назад размозжил ублюдку, который решил отомстить мне за прошлый матч, лицо.

До матча девяносто восемь с половиной часов, и в больницу меня не повезут.

Мы никогда не спим в одной плоскости и спать не будем. Меня не интересуют бабы или парни, все, от чего я испытываю оргазм, - это драка. Интересно, когда найду себе постоянную работу - это почти эротическое стремление меня отпустит или все будет продолжаться из года в год, от матча к матчу? Ломка, ломка, мышь с ушами. Поэтому я так сегодня много пью. А нехрен было встречать лом лучевой костью.

Меня зовут Дезертир, и я умираю.

Щенок пьет колу, а у меня чешется рука. Завтра иду снимать гипс, и мне явно понадобится сопровождающий, чтобы не двинуть эскулапу за полтора месяца бездействия и гребаной "наркотической" ломки, из-за которой поневоле пришлось переходить на пластиковую посуду. Когда нападает один - справиться значительно легче, но вот против двоих идти в одиночку это форменное самоубийство. Человек - не машина, которая раздает удары, не уставая. А вот против железа идти всегда страшно. Если у тебя нет в руках другого железа, покруче, чем чужое.

Мышь с ушами перекручивает мне рану куском своей рубашки.

Сегодня, кажется, идет дождь. Я открываю окно и подставляю лицо летящим холодным каплям. Слышу, как с хрустом под весом ломается входная дверь и тонкое "Токи!" с мычанием в конце. Наверное, не будь сегодня дождя, я бы даже донес парню его колу и посмотрел с ним какую-нибудь киношку. Фигня в том, что сегодня при мне не было ножа. А у проигравшихся мстительных сучек - был.

Микки меня спасает. И мы не друзья.

Отредактировано Рене Элоис Бреннан (30-09-2009 14:29:40)

0


Вы здесь » [ Requiem ] » Творчество » [ εξομολόγηση ]